Государственное бюджетное образовательное учреждение города Севастополя "Средняя общеобразовательная школа №12"

Адрес299703, Российская Федерация, Город Севастополь, Балаклавский, Инкерман, Малиновского, 34

Контакты администрации 7(8692)72-21-53 gboushkola12@sev.gov.ru

Родная литература

Уважаемые ученики и родители! Некоторое время мы будем заниматься дистанционно. Расписание занятий останется прежним:  Четверг.  В эти дни будут публиковаться материалы для просмотра и прослушивания, а также задания для самостоятельного решения. Прошу присылать ответы на вопросы и задания  на  адрес моей электронной почты natali_kvasnevskaya@mail.ru . Чтобы решение не потерялось, указывайте в теме письма фамилию ученика. С уважением Квасневская Наталья Викторовна

Дата

Тема урока

Материал для изучения

Домашнее задание

09.04

Е.И.Носов.Краткий рассказ о писателе. Доброта и жестокость людей людей людей в рассказе." Алюминевое солнце"

 

 

текст 

Литературная визитка.  

Анализ рассказа по таблице. 

автор, название произведения, тема и идея, герои, краткое одержание или план.(в таблице)

16.04

Василий Гроссман.Рассказ " Собака"Историческая основа рассказа

текст рассказа

краткая биография писателя. Прочитать рассказ. таблица: автор, название, тема, идея, герои, кр. содержание

23.04

Людмила Улицкая. Нравственная красота человека в рассказе " Счастливый случай"

 

анализ в таблицу

07.05

Восточные сказки " Тысяча и одна ночь"

 

читать сказки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Материалы, которые рекомендуются для изучения по желанию обучающихся

Родная литература 6 класс

Тема

Материалы, рекомендуемые для самостоятельного изучения

1

Василий Гросман . « Собака». Взаимоотношение человека и собаки

 Вот уже двадцать веков существует нерасторжимый союз собаки и человека.

 Собака – верный и преданный друг и помощник человека с   давних времен. Она первой пришла к нему из лесной чащи и приняла его покровительство. Это было очень давно.

Собака-друг человека, потому что ни одно другое животное не предано человеку так, как собака, не служит ему так беззаветно, как это удивительное существо.

   Есть у писателя Василия Семёновича Гроссмана рассказ «Собака», который был написан в 1960-61 году, когда шло освоение людьми космического пространства.

Главным героем рассказа является дворняга по кличке Пеструшка, упредившая человека своим полетом в космос — ушедшая «в прорубь пространства» и вернувшаяся оттуда с непотревоженным любящим сердцем.

1.Внимательно прочитать рассказ ( смотри ниже)

  1. В тетради записать название рассказа и ФИО автора.Ответить на вопросы:

-Какая была бродячая собака на воле?

-Для чего поймали  бездомную дворняжку?

-Кто стал её хозяином? Кем он был?

-Какие отношения сложились между человеком и собакой?

Собака

1

Ее детство  было бесприютным и голодным,  но детство самая счастливая пора жизни.

  Особенно хороша была первая весна,  майские дни за городом.  Запах земли и молодой травы наполнял душу счастьем.  Ощущение радости было  пронзительным,

прямо-таки невыносимым, ей иногда даже есть не хотелось от счастья. В голове и глазах весь день стоял зеленый теплый туман.  Она  припадала  на  передние лапы  перед  цветком  одуванчика  и  отрывисто  лаяла  сердитым и счастливым детским  голосом,  приглашая  цветок   участвовать   в   беготне,   сердясь, насмехаясь, удивляясь неподвижности его зеленой толстой ножки.

  Потом, вдруг, она исступленно начинала рыть яму, и комья земли вылетали у нее из-под животика, ее пегие, черно-розовые ладошки и пальчики становились

горячими, их обжигала каменистая земля.  Мордочка ее при  этом  делалась озабоченной,  словно она рыла себе убежище для спасения жизни, а не играла в игру.

  Она была упитанной, с розовым пузом,  с толстыми лапами, хотя ела она и в эту добрую пору мало.  Казалось,  она толстела от счастья,  от радости  быть живой.

  А потом уж не  стало  легких  детских  дней.  Мир  наполнился  октябрем  и ноябрем, враждой и равнодушием, ледяным дождем, смешанным со снегом, грязью,

осклизлыми,  отвратительными  объедками,  они  и голодной  собаке  казались тошными.

  Но случалось и в ее бездомной жизни  хорошее  -  жалостливый  человеческий взгляд,  ночевка  возле  горячей трубы,  сахарная кость.  Была в ее собачьей

жизни и страсть, и собачья любовь, был свет материнства.

  Она была  безродной  дворнягой,  маленькой, кривоногой.  Но  она  успешно преодолевала вражью силу,  потому  что  любила  жизнь  и  была  очень  умна.

Лобастая  дворняжка знала,  откуда крадется беда,  она знала,  что смерть не шумит, не замахивается, не швыряет камней, не топает сапогами, а протягивает кусок  хлеба  и  приближается  вкрадчиво улыбаясь,  держа за спиной мешковую сетку.

  Она знала убойную силу грузовых и легковых машин, она точно знала различие их скоростей,  умела терпеливо пережидать транспортный поток и  стремительно пробегать мимо остановленных   светофором   автомобилей.   Она   знала всесокрушающую прямолинейную мощь электричек  и  их  детскую  беспомощность, неспособность  подшибить мышь в полуметре от рельсового пути.  Она различала рев, посвист,  гул винтовых и реактивных самолетов,  тарахтенье вертолетов.

Она знала запах газовых труб, умела распознавать тепло, идущее от скрытых в земле  труб  теплоцентралей.   Она   знала   ритм   работы   автотранспорта, обслуживающего   мусоропроводы,  она  знала  способы  проникать  в  мусорные контейнеры  и  урны,  мгновенно   отличала   целлофановую   обертку   мясных полуфабрикатов, вощеную обертку трески, пломбира, морского окуня.

  Черный электрокабель, вылезший из-под земли, внушал ей больше ужаса, чем гадюка, - однажды она коснулась мокрой лапой кабеля с нарушенной изоляцией.

  Вероятно, объем технического опыта  у  этой  собаки  был  больше,  чем  у бывалых, умных людей, живших за два-три века до нее.

  Она была умна, мало того,  она была образованна.  Не накопи  она  опыта, соответствующего  технике  середины XX века,  она бы погибла.  Ведь случайно забредшие в город сельские собаки погибали сразу, прожив на городских улицах считанные часы.

  Но для ее борьбы мало было технического опыта и знаний,  необходимо  было понимание сути жизни, нужна была жизненная мудрость.

  Безыменная, лобастая дворняга   знала, что   в вечной   перемене,   в бродяжничестве основа ее существования.

  Иногда сердобольный человек проявлял жалость к четвероногой  страннице, подкармливал ее,  устраивал ей ночлег на черной лестнице. Измена бродяжеству сулила погибель. Становясь оседлой, бродяжка связывалась с  одним  добрым человеческим   сердцем  и  со  ста  злыми.  А вскоре появлялась смерть  с вкрадчивыми движениями,  в одной руке она  держала  кусок  хлеба,  в  другой

мешковую сетку. Сто злых сердец сильней одного доброго.

  Люди считали, что собака-странница не  способна  на  привязанность,  что бродяжничество развратило ее.

  Люди ошибались.  Тяжелая жизнь не ожесточила бродячую  собаку, но  добро, жившее в ней, никому не было нужно.

 

2

Ее поймали ночью, когда она спала.  Ее не умертвили, а  отправили в институт.  Ее выкупали в теплом, вонючем растворе, и блохи  перестали  ее мучить.  Несколько дней она прожила в подвале,в клетке. Кормили ее хорошо,

но ей не хотелось есть.  Ее неотступно томило предчувствие смерти, она страдала без свободы.  Только здесь,в клетке с мягкой подстилкой и вкусной едой в опрятной мисочке, она оценила счастье вольной жизни.

  Ее раздражал глупый лай соседей.  Ее долго  осматривали  люди  в белых халатах,  один из них, светлоглазый, худой, щелкнул ее по носу и потрепал по голове; вскоре ее перевели в тихое помещение.

  Ей предстояло знакомство с наивысшим разделом техники двадцатого столетия, ее начали готовить к великому делу.

  Она получила имя Пеструшки.

  Вероятно, даже больным императорам и премьер-министрам не делали столько анализов.  Светлоглазый, худой Алексей Георгиевич узнал все, что можно знать о сердце, легких, печени, газообмене, составе крови Пеструшки, об ее нервных реакциях и об ее желудочном соке.

  Она понимала, что не уборщицы и лаборанты, не генералы в орденах хозяева ее жизни, смерти, свободы, ее последних мук.

  Она понимала это, и  сердце  ее  обратило  свою  нерастраченную любовь к Алексею Георгиевичу,  и весь ужас ее прошлого и настоящего не мог ожесточить ее против него.

  Она понимала, что уколы, пункции, головокружительные   и   тошнотные путешествия в центрифугах и вибро-камерах,  томящее ощущение невесомости, вдруг вливающееся в сознание,  в передние лапы,  в хвост,  в грудь, в задние лапы, - все это шло от Алексея Георгиевича, хозяина.

  Но практический разум ее оказался бессилен.  Она ждала его, обретенного ею хозяина, томилась, когда его нет, радовалась его шагам, а когда он вечером уходил, ее карие глаза, казалось, увлажнялись слезами.

  Обычно после утренней, особо тяжелой тренировки Алексей Георгиевич заходил в виварий - Пеструшка, высунув язык, тяжело дышала, положив лобастую голову на лапы, смотрела на него кротким взором.

  Каким-то странным, непонятным образом этот, ставший хозяином ее жизни и судьбы, человек связывался у нее с ощущением весеннего зеленоватого тумана, с чувством моли.

  Она смотрела на человека, обрекшего ее клетке и страданиям, и в сердце ее возникала надежда.

  Алексей Георгиевич не сразу заметил, что Пеструшка  вызывает  у  него жалостливое,  сердобольное   чувство,   а   не   только   обычный  деловой, многоплановый интерес.

  Как-то, глядя на подопытную собаку, он подумал, что обыденная для тысяч и тысяч птичниц, свинарей  привязанность  к животным,  которых они готовят к

смертной, казни, - нелепа, безумна.  И столь же безумны, нелепы были эти добрые собачьи глаза, этот влажный нос, доверчиво тычащийся в руку убийцы.

  Шли дни,  приближалось исполнение дела, к которому готовили Пеструшку. Она проходила   испытания   в   просторной  кабине  -  контейнере;  сверхдальнее

путешествие  четвероногого  предшествовало  длительному  и  дальнему  полету человека.

  Алексей Георгиевич  пользовался  дружной  нелюбовью   своих   подчиненных.

Некоторые  научные  сотрудники  сильно  побаивались  его - он был вспыльчив, случалось,   принимал   в   отношении   работников   лаборатории    жестокие дисциплинарные меры. Старшее начальство не любило его за склонность к тяжбам

и злопамятность.

  Дома он тоже не был легким человеком - у него часто болела голова, и тогда малейший шум раздражал его.  Из-за недостатка кислот он страдал  изжогой,  и ему  казалось,  что кормят его не так,  как нужно,  что жена невнимательна к нему и тайно от него помогает своим многочисленным родственникам.

  И с  друзьями  у  него  были  не  легкие  отношения  - он части вспыхивал,

подозревал друзей в равнодушии,  завистливости.  Поссорившись с  другом,  он

страдал, потом начинал мириться, мучительно выяснял запутавшиеся отношения.

  Но и к самому себе Алексей Георгиевич относился без обожания  и  восторга.

Иногда  он кисло бормотал:  "Ох,  и надоел же я всем,  и прежде всего самому себе".

  Кривоногая дворняга  не участвовала в служебных интригах,  не пренебрегала его здоровьем, не проявляла зависти.

  Она, подобно Христу,  платила ему добром за зло, любовью за страдания, чтоон приносил ей.

  Он просматривал   электрокардиограммы,   данные   о  кровяном  давлении  и рефлексах,  а на него преданно глядели карие собачьи глаза. Однажды он вслух

стал объяснять ей, что подобные тренировки проходят и люди, им тоже нелегко;риск,  предстоящий ей,  конечно,  больше того риска,  с  которым  столкнетсячеловек,  но  ведь  ее  положение несравнимо с положением собаки Лайки,  чья гибель была предрешена.

  А однажды  он сказал Пеструшке,  что она первая за все время существования жизни на земном шаре увидит истинную космическую глубину.  Ей выпала  дивная судьба!   Вторгнуться  в  мировое  пространство,  стать  первым  посланником свободного разума во Вселенной.

  Ему казалось, что собака понимает его.

  Она была необычайно умна,  по-своему,  по-собачьи,  конечно.  Лаборанты  и служители шутили:  "Наша Пеструшка сдала техминимум". Она легко существовала

среди научной аппаратуры,  казалось, понимала принципы приборов и потому так

поворотливо  ориентировалась  в мире клемм,  зажимов,  экранов,  электронных

ламп, автоматических кормушек.

  Алексей Георгиевич  как  никто  умел  высосать,  выжать совокупную картину жизнедеятельности  организма,  летящего  за  тысячи  километров  от   земных

лабораторий в пустом пространстве.

  Он был одним из основателей новой науки - космической биологии. Но на этот раз его не увлекала сложность задачи. С кривоногой Пеструшкой все получалось

не по-обычному.

  Он всматривался  в  глаза  собаки.  Эти  добрые собачьи глаза,  а не глаза Нильса Бора первыми увидят  мировое  пространство,  не  ограниченное  земным

горизонтом.  Пространство,  в  котором нет ветра,  одна лишь сила тяготения,пространство, в котором нет облаков, ласточек, дождя, пространство фотонов и электромагнитных волн.

  И Алексею Георгиевичу казалось,  что глаза Пеструшки перескажут  ему,  что видели.  Он  прочтет,  он  поймет  самую тайную из кардиограмм,  сокровенную

кардиограмму мироздания.

  Казалось, собака  инстинктом  ощущала,  что  человек  приобщил ее к самому большому,  что происходило на земле за все времена истории,  предоставил  ей великое первенство.

  Начальники и  подчиненные  Алексея  Георгиевича,  его  домашние  и  друзья замечали  в  нем  странные  изменения  - никогда он не был таким уступчивым,мягким, грустным.

  Новый опыт будет особым.  Различие его от предыдущих не только в том,  что космический снаряд пренебрежет круговой орбитой,  врежется  в  пространство,

уйдет от земли на сотню тысяч километров.

  Главным в новом опыте будет то, что животное вторгнется  в  космос  своей психикой.  Нет!  Обратное!  Космос вторгнется в психику живого существа. Тут

дело уже не в перегрузке, не в вибрациях, не в ощущении невесомости.

  Вот перед   этими  глазами  земная  прямизна  начнет  искривляться,  глаза животного подтвердят прозрение Коперника.  Шар!  Геоид!  И дальше, дальше...

Омоложенное солнце,  сбросив два миллиарда лет,  встанет из черного простора перед глазами криволапой сучки.  В оранжевом,  сиреневом, фиолетовом пламени

уйдет земной горизонт.  Дивный шар в снегах и горячих песках, полный чудной,

беспокойной жизни уплывет не только из-под  ног,  ускользнет  из  жизненного ощущения животного. И тогда звезды обретут телесность, обрастут термоядерным мясом, горящим и светящимся веществом.

  В психику живого существа вторгнется царство,  не прикрытое земным теплом,мягкостью кучевых облаков,  влажной силой флогистона.  Впервые  живые  глаза

увидят  безвоздушную  бездну,  пространство  Канта,  пространство Эйнштейна,пространство философов,  астрономов и  математиков  не  в  умозрении,  не  в

формуле,  а  таким,  какое оно есть,  без гор и деревьев,  высотных зданий и деревенских изб.

  Окружавшие Алексея  Георгиевича  люди  не понимали того,  что происходит с ним.

  Ему казалось,  что он открывает новое познание, выше того, что рождается вдифференциальных уравнениях и показаниях приборов.  Новое  познание  шло  от

души  к  душе,  от живых глаз к живым глазам.  И все то,  что волновало его,сердило, вызывало его подозрения и злобу, перестало значить.

  Ему казалось:  новое  качество  готовилось  войти  в жизнь земных существ,обогатить и возвысить ее,  и в этом новом было прощение и оправдание Алексея Георгиевича.

 

3

И вот полет совершился.

  Животное ушло в прорубь пространства.  Иллюминаторы и экраны были устроены так,  что животное,  куда бы ни поворачивалась его голова,  видело одно лишь

пространство,  теряло ощущение земной привычности.  Вселенная  вторгалась  в мозг собаки, сучки.

  Алексей Георгиевич был убежден,  что связь его с Пеструшкой не порывается,он ощущал ее и когда корабль был отдален от земли на сто тысяч километров. И

дело тут не в телеметрии и не в  радиоавтоматике,  регистрировавших  бешено ускорение пульса Пеструшки, прыжки ее кровяного давления.

  Лаборант Апресьян утром доложил Алексею Георгиевичу:

  - Она выла,  долго выла,  - и добавил негромко: - Жутко, во Вселенной воет одинокая собака.

  Приборы сработали   с   идеальной,  прямо-таки  фантастической  точностью.

Ушедшая в пространство песчинка нашла путь к земле-песчинке,  породившей ее.

Тормозные устройства сработали безотказно, контейнер приземлился на заданной точке земной поверхности.

  Лаборант Апресьян, улыбаясь, сказал Алексею Георгиевичу:

  - Удары неких космических частиц перестроят Пеструшкины гены,  и  щенки  у нее   пойдут   с  выдающимися  способностями  в  области  высшей  алгебры  и

симфонической музыки.  Кобельки,  внуки  нашей  Пеструшки,  будут  создавать сонаты  не хуже бетховенских,  конструировать кибернетические машины – новых Фаустов.

  Алексей Георгиевич ничего не сказал шутнику Апресьяну.

  Алексей Георгиевич сам поехал к месту приземления космического контейнера.

Он должен был первым увидеть Пеструшку.  Его заместители и помощники на этот раз не могли заменить его.

  Они встретились так, как хотел того Алексей Георгиевич.

  Она бросилась к нему, робко повиливая кончиком опущенного хвоста.

  Он долго не мог увидеть глаз,  вобравших в себя мироздание.  Собака лизала его руки в знак своей покорности,  в знак вечного отказа от жизни  свободной странницы, в знак примирения со всем, что есть и будет.

  Наконец, он увидел  ее  глаза  -  туманные,  непроницаемые  глаза  убогого существа с помутившимся разумом и покорным любящим сердцем.

Вывод:

Проблема взаимоотношений человека и собаки актуальна и в наше время. Человеку необходимо ценить неподдельную преданность собаки, уделять ей больше внимания

 

2

Людмила Улицкая. Материнская любовь и мудрость в рассказе « Бумажная победа»

Анализ рассказа Людмилы Улицкой «Бумажная победа»

 1. Как писательница раскрывает психологию детей, их взаимоотношения друг с другом.

Людмила Улицкая – один из самых успешных и модных авторов. В 2004 году она была признана лучшей писательницей года.
Рассказ «Бумажная победа» входит в сборник «Детство сорок девять» - про послевоенное детство (в 1949 году ей было 6 лет, она родилась в Давлеканово, в Башкирии, её семья была в эвакуации). После войны они уехали обратно в Москву.
Героями многих рассказов А.Улицкой являются дети. Сама писательница призналась, что сегодня работает над серией качественной литературы для детей.
В рассказе «Бумажная победа» Геня Пираплётчиков – болезненный, жалкий, несамостоятельный, не умеющий постоять за себя мальчик.
Уже в 1-ом предложении  описание природы: ветошь человеческого жилья, и грязная вода, и появление главного героя – всё в одном ряду. Изображение природы помогает лучше понять состояние персонажа. Показана дисгармония в природе, ведь весна – самое лучшее время года, когда всё просыпается, возрождается. А в душе у Гени кошки скребут, потому что дисгармония не только в природе, но и между детьми. Остальные дети презирают Геню, постоянно унижают его. Такие отношения между детьми характерны для подростков. Они не умеют жалеть, порой бывают и жестоки по отношению к своим сверстникам, если они выглядят жалко на общем фоне. Но это только поначалу. По мере того как развиваются события, отношения между детьми кардинально изменяются. Когда враги, как считал Геня, пришли к нему на день рождения, они увидели его совсем с другой стороны. Они оценили и игру его мамы, и его «великий талант». Герой увидел, что они не злые. Автор показывает, что психология героев изменилась: Геня почувствовал себя уверенным, нужным. А бывшие враги, даже Женя Айтыр, ловкий и бесстрашный, увидел в нём не обыкновенного человека, а личность, у которой есть замечательный талант делать из бумаги разные фигурки. Я думаю, что автор не зря наградил своего  героя именно таким даром: он близок детям и на первый взгляд кажется не таким уж и сложным.
Надо отметить и то, что внутреннее состояние своих героев автор показывает через ёмкий психологический портрет, например, Женька Айтыр (в слове «Айтыр» слышится батыр, богатырь, то есть сильный человек) – ловкий и бесстрашный. Этих двух эпитетов достаточно, чтобы представить главного врага Гени. А портрет Гени таков: странная прыгающая походка, всегда заложен нос, губы сохнут, поэтому его и обзывают, и забрасывают грязью. («Кто из вас без греха, бросьте в неё камень»?).
Таким образом, автору удалось показать внутренний мир героев, объяснить их поступки, проследить, как меняется отношение детей друг к другу. Это говорит, конечно, о громадном таланте Людмилы Улицкой, для которой не существует мелочей: у неё всё продумано. Поэтому мы так хорошо и представляем себе героев и динамику развития их отношений.

 2. Приёмы создания образов главных героев рассказа – взрослых и детей (портрет, особенности речи).

В рассказе Людмилы Улицкой изображены два мира – взрослые и дети. Взрослых немного: мама и бабушка. Даётся достаточно ёмкий портрет бабушки: «…крохотная бабуська в бурой шляпке с вечнозелёными и вечноголубыми цветами над ухом… Мёртвая потёртая лиса, сверкая янтарными глазами, плоско лежала у неё на плече.» Слово «бабуська» - оценочное, то есть бабушка – совершенно безобидное существо, прожившее долгую жизнь. Эта шляпка с вечнозелёными и вечноголубыми цветами,  мёртвая лиса говорит о её возрасте, о её беззащитности, о том, что она не совсем понимает и принимает современную жизнь (она боится дворовых детей, считает их ворами и бандитами). Её пугает предложение матери Гени, но внука жалко, поэтому она вынуждена согласиться. Бабушка привыкла чрезмерно опекать Геню: провожала его в школу, ждала, наматывала зелёный шарф и за руку вела домой. Может быть, такая чрезмерная опека тоже повлияла на отношение других мальчиков к Гене. Бабушка – интеллигентный человек, она гордится тем, что у них дома хранится маска великого композитора Бетховена. Её удивляет желание Гени спрятать маску.
  О маме мы узнаем из отдельных деталей. Портрета её мы не видим. Наверно, он не так уж и важен. На основании деталей складывается образ женщины интеллигентной, спокойной, умной, любящей музыку, чуткой, а главное – очень переживающей за своего сына. Она готова на всё, лишь бы ему было хорошо. Это, пожалуй, желание любой матери, видящей страдания своего ребёнка. И мать решается на отчаянный поступок: приглашает "бандитов" и «воров» в гости, на праздник. И праздник этот удался: музыка в её исполнении и «чепуховый» талант сделали, казалось бы, невозможное.
Речь мамы и бабушки – речь правильная, речь образованных культурных людей.
Мама – хорошая хозяйка, она приготовила самодельную шипучку, испекла сладкий пирог. На столе были и конфеты. А время -то послевоенное, тяжело, наверно, всё это далось. Но чего не сделаешь для любимого сына!
Дети. Геня. Автор создает его портрет с помощью деталей: странная прыгающая походка, заложенный нос, сухие губы, у него нет и не было отца. Даже фамилия у него нелепая.  Всё делает Геню глубоко несчастным человеком. Его забрасывают грязью, обзывают. А он – беззащитный, слабый, поэтому он одинок.
Совсем другим стал Геня в день своего рождения, поистине, это второй день рождения. Мальчик чувствовал себя счастливым, таким, как все. Это повышает самооценку главного героя. Ощущение того, что он ничем не хуже других очень важно для подростка. Вчерашние враги заворожены талантами семьи Гени: музыка, игрушки из бумаги.

  Рассказ заканчивается словами: «Счастливый мальчик раздавал бумажные игрушки». Хочется верить, что и на другой день, и в последующие дни это ощущение счастья останется.
Враги Гени – это все дворовые ребята. Колька Клюквин, который кидается грязью, потому что он на побегушках у Жени Айтыра. Вот Женька Айтыр – это да! Он ловкий, бесстрашный, сильный. К примеру, когда мать приглашает всех в гости, она отдельно обращается к Женьке. Еще одна, на мой взгляд, важная деталь:  холодные и взрослые глаза этого мальчика. Может быть, война сделала его раньше времени взрослым? То, что война наложила на него отпечаток, говорит эпизод с маской, когда он узнал, что Бетховен – немецкий композитор. Мать понимает, что если Женька согласится, то и остальные придут. Так оно и случилось.
В конце рассказа перед нами другой Айтыр. Когда у него не получилось сделать заново кораблик, он тронул Геню за плечо, обратился по имени и попросил помочь. Это вселяет надежду, что Женька Атыр – не пропащий человек, есть в нём человеческое.
Из детей ещё упоминаются белёсые сестрички, которые принесли букет жёлтых одуванчиков (всё-таки подарок!) Они завороженно наблюдают за игрой матери.
Есть еще Валька Боброва, которая разглаживает на острой коленке серебряную фольгу (наверно, не часто приходится есть конфеты).
Рассказ написан простым, доступным языком. Есть диалоги. Геня произносит всего лишь фразу: «Я никого не хочу. Не надо, мама.» Именно эти слова и выражают его состояния в начале рассказа. А потом слова стали и не нужны, потому что он показал себя «великим мастером бумажного искусства».
И Айтыр произносит несколько фраз:
1) – А что?  Я приду, - спокойно ответил Айтыр.
2) – Теть Мусь! А это кто? Пушкин?
3) – Немецкий? – бдительно просил Айтыр (видимо, хотел обвинить семью Гени положительном отношении к фашизму).
Но мать сумела спасти ситуацию. Первые реплики звучат несколько агрессивно. А вот последняя реплика носит совсем другой характер:
- Гень, посмотри-ка, а дальше как?
Тут уже звучит просительная интонация.
Таким образом, Людмиле Улицкой удалось создать такие образы взрослых и детей, которые запоминаются, не оставляют нас равнодушными.

 

 3. Роль детали.

Что такое детали? Это выразительная подробность. В рассказе Л.Улицкой использовано их достаточно много. Например, портер героя не описывается подробно, а даётся через отдельные детали: прыгающая походка, всегда заложен нос. Всё это рисует не очень приятного по внешности мальчика. Портрет матери тоже складывается с помощью деталей: она переживает за сына, поэтому хочет пригласить в гости тех, кто обижает Геню. Этот поступок говорит о том, насколько она любит своего сына. А вот бабушка («…крохотная бабуська в бурой шапке с вечнозелёными и вечноголубыми цветами над ухом… Мёртвая потертая лиса, сверкая янтарными глазами, плоско лежала к неё на плече.») была против предложения матери. Бабушка считает, что мать собирается позвать в гости бандитов и воров. Такие детали, как мёртвая лиса, вечнозелёные и вечноголубые (авторский эпитет)цветы говорят о том, что бабушка живёт какой-то ненастоящей жизнью. Но и ей жалко мальчика.
И внутреннее состояние матери тоже передано через детали: «хмуро отозвалась», «холодно ответила». Обстановка дома, в котором живёт Геня, тоже дана через детали. Пианино, книжный шкаф, ноты, маска Бетховена -  это предметы-символы, за которыми стоит целый мир. Пианино, ноты – это мир музыки. А музыка – самое символичное из всех искусств, потому что влияет на человека без слов. Музыка подействовала: дети слушают Шуберта, Бетховена. Очень интересна такая деталь, как маска. Обычно в доме можно увидеть портрет какого-то выдающегося человека или его бюст. Но маска? Маска – важный компонент всех культур, позволяющий человеку представить свой страх. Маска почиталась как лик, святыня. К маскам относились как к вместилищу духов или богов. Часто маска имела свой храм и охранялась приставленным для этого жрецом. Маску подарила мамина учительница, поэтому мать можно назвать «жрецом», хранительницей. Именно поэтому на детей так благотворно подействовала музыка.
С помощью деталей мы узнаем о том, когда происходят события: «какая мама талантливая пианистка, и если бы не война, то она окончила бы консерваторию…», «Он давным-давно умер. Больше ста лет назад. Задолго до фашизма»( Это о Бетховене). Музыка, книги – это вечные ценности, поэтому можно говорить о связи времён: до войны, после войны, современность.
Кульминацией рассказа является, конечно, день рождения. Детали, с помощью которых показан этот праздник для всех, помогают лучше понять характеры героев, их состояние. Например, а начале рассказа дети обзывают Геню: «Генька хромой, сопли рекой!» А на дне рождения Геня достал из кармана платок, утёр нос, но никто не обратил на это внимания. Эта деталь говорит о том, что он теперь стоит с ребятами на одном уровне, и он очень счастлив, ведь сам Айтыр впервые обратился к нему по имени, причём не просто обратился, а «попросил». Вот так с помощью  немаловажных деталей автору удалось показать мир детей одного двора после войны (рассказ «Бумажная победа» - последний в сборнике «Детство сорок девять»).
Немного смущает название рассказа: почему «бумажная»? Скорее всего, потому что Геня – великий мастер по изготовлению фигурок из бумаги. Но победил в этой войне не только он, победили и дети: они победили свою злобу и презрение. А это самое главное.

 4. Средства художественной выразительности, их роль в тексте.

Для рассказов Людмилы Улицкой характерно сильное абзацное членение текста. Как известно, новый абзац означает начало новой мысли, нового действия. Значит, в рассказе много мыслей, много действия, и всё это подчёркивает автор. Кроме того, Л.Улицкая показывает отдельные фрагменты действительности, актуализирует отдельные элементы картины (к примеру, описание весны в начале рассказа). Все эти приёмы отвечают жанру рассказа.
Использован синтаксический параллелизм, усиленный анафорой «помимо того» (2,3,4 абзац).
Есть градация: недостатки Гени Пираплётчикова описываются по нарастающей, чтобы показать, насколько несчастен герой.
Чтобы еще более выделить отдельные моменты жизни Гени, автор использует парцелляцию: «отцов не было у половины ребят. Но в отличие от других… у него отца не было вообще». Мы понимаем, что для мальчика это очень большое горе. Для передачи отношения Гени к ребятам автор использует оксюморон: «старался не думать о том, как сейчас в дом ворвутся шумные, весёлые, непримиримые враги».
Рассказ начинается с подчинительного союза «когда», который готовит читателя к какому-то событию, что-то должно произойти.
Выразительность достигается и с помощью индивидуально-авторских эпитетов: весеннее-зимние болезни, неправдоподобно тепло, поднебесный гул, самодельный стишок.
А метафорический эпитет «счастливая листва» отражает эмоции Гени, которому с наступлением весны удалось выйти во двор, за жизнью которого он, болеющий почти каждую неделю, зимой наблюдал из окна.
Вообще в тексте много эпитетов:
черный снег (показывает состояние Гени);
великий мастер (автор стремится изменить отношение к герою).

В 6-ом абзаце есть предложение: «Старуха из 7-ой квартиры…» - суффикс «ух» передает неприязнь мальчика к этому человеку. Поскольку главный герой – мальчик, подросток, то и предложения построены так, как об этом рассказал бы он сам. Использована диалогическая речь.
На морфологическом уровне можно отметить обилие глаголов и глагольных форм (причастий и деепричастий, придающих тексту динамичность).
Метафора «деревья готовы взорваться листвой» говорит о том, что мир заполнен жизнью.

Сравнение «как звонкое копьё» помогает понять болезненность дразнилки.

С помощью разговорных слов «шлёпнуться», « пустился  вприпрыжку» и других создаётся дворовая обстановка.

Рассказ построен на антитезе (Геня и другие), есть и отдельные случаи противопоставления: легко играющая женщина и плохо одетые дети. В начале рассказа – война, в конце – мир.

Чтобы показать, насколько счастлив Геня, использован лексический повтор: «..лица не злые. Они были совершенно не злые».

Заканчивается рассказ фигурой умолчания, значит, слова больше не нужны.

Благодаря всем этим средствам художественной выразительности рассказ получился очень ярким и динамичным.

Рассказ в целом отличает лаконичность, но при этом его отличает глубина, автор заставляет переживать  за Геню.  И мы искренне радуемся  счастливому финалу.

 5. Приёмы изображения внешнего мира в тексте и его соотнесённость с внутренним миром героев.

Действие в рассказе начинается с описания природы: «Когда солнце растопило чёрный зернистый снег и из грязной воды выплыли за зиму отбросы человеческого жилья – ветошь, кости, битое стекло – и в воздухе поднялась кутерьма запахов, в которой самым сильным был сырой и сладкий запах весенней земли…».Весна…Но она какая-то неприглядная, некрасивая: чёрный снег, грязная вода, отбросы. Такой весну может увидеть только тот, у кого в жизни не всё хорошо.  Действительно, Геня Пираплётчиков глубоко несчастный подросток, потому что все другие дети его обижают. Из-за этого  очень переживают его мать и бабушка.

Внешний мир против этой семьи: всё разбухшее, переполненное  в природе – и сердца Гени, матери, бабушки тоже готовы разорваться от отчаяния. И мир дворовых подростков  настроен враждебно, потому что Геня не такой, как все. Он часто болеет, у него неладно с носом, у него совсем не было отца. Автор показывает, насколько далеки два мира: Гени и его семьи и мир двора, который спокойно наслаждается жизнью и теплом.

Очень важен эпизод праздничного обеда (это кульминация рассказа). У Гени побледневшее лицо, его сердце  «едва не остановилось», он с ужасом ждал прихода  гостей. А те ведут себя совершенно спокойно. Они удивляются тому, что привычно для Гени: музыке, маске Бетховена. Этим автор подчёркивает, что Геня и дети – из разных миров.

Наладить контакт помог «пустяковый» талант Гени.  Дети были в восторге от фантов, которые  так легко он  делал. Конечно, и музыка сыграла немаловажную роль. Сердца детей начали оттаивать уже тогда, когда мать играла «Турецкий марш».

Детей можно понять: всегда вызывают восхищение и восторг люди, которые своими руками создают прекрасные вещи, например, картины, скульптуры, пишут книги. Это не каждому дано. К счастью, дети это поняли и оценили таланты семьи Гени.

Рассказ «Бумажная победа» называют пасхальным, потому что события происходят предположительно в апреле. А Пасха – это светлый, радостный праздник. И финал рассказа – тоже светлый, добрый: «Счастливый мальчик раздаривал бумажные игрушки…»

 

 

 

3

 

Устное сообщение о любимом рассказе

 

4

 

Борис Минаев. Краткий рассказ о писателе. Восприятие окружающего мира ребёнком в романе «Детство Лёвы»

Произведение Бориса Минаева «Детство Левы» в каждом человеке возбудит приятные воспоминания о детстве, обо всех радостях и обидах, счастьях и несчастьях, заключенных в небольшие главы повести. Ведь, оглядываясь в прошлое, у любого человека найдутся прозвища типа «мамин хвостик», любого так или иначе обвиняли в упрямстве, у каждого был свой любимый праздник и дальние родственники, которые редко приезжали. Некоторые моменты задевают за живое, и невольно начинаешь задумываться о том, что даже взрослый человек может внезапно вспомнить и понять, как он сам думал и рассуждал в далеком детстве. В этом, наверное, и отличие взрослого писателя от детского. Взрослому писателю достаточно «знать», детскому – «помнить».
Повесть с самого начала казалась какой-то облачной, воздушной, летящей, одним словом, детской. Но это детство не остается жизнерадостным и прекрасным, оно не лишено сильных, я бы даже сказала, излишне острых чувств. Запомнился случай у стоматолога: неприятная врач, слезы Левы, попытка его успокоить резиновым зайцем и отчаянный крик: «Хочу зайца! Хочу другого зайца!».  Некоторые моменты могут задеть читателя за живое. Для меня такими моментами была история с сомом и слезное прощание с любимыми животными плюшевого зоопарка.
Безусловно, нельзя обделить вниманием и стиль Минаева. Короткие предложения переплетаются с длинными, простые фразы с короткими, как будто писатель на протяжении всего написания рассказов никак не может определиться со своей читательской аудиторией. Иногда повествование автора доходит до крайних высот. Сохраняется легкость, но, тем не менее, присутствует огромное количество восхитительных оборотов и сравнений, что невольно начинаешь сомневаться в том, что место в этой книги именно на полке с детской литературой.
Тут же у ларька, открывали пачку — медленными, волнующими меня движениями. Сжимали её в больших руках. Срывали тонкую целофанновую плёнку зубами. Неуклюжими пальцами ворошили в блестящей фольге. Доставили нежную длинную сигарету.

«Волнующие движения», «нежная сигарета» звучат и вправду очень волнующе и нежно. Или:
Выпускали первый дым и глубоко вздыхали. Я понимал: сигареты помогают им дышать. Дышать глубоко и нежно. Чтобы воздух кружил голову.

Без единого намека на вред курения и прочее (дети об этом не думают, об этом думают взрослые), описываются детские впечатления от увиденного.
Единственное, что может слегка расшатать легкое восприятие всех рассказов, из которых состоит повесть, - странное их окончание. Это либо некое философское рассуждение, либо банальное подведение итогов, которое во многих рассказах может даже немного раздражать, либо взгляд с высоты своих лет. Не понравился момент, когда автор забежал вперед и предупредил читателя о будущей смерти его родителей. Ну зачем портить приятные впечатления не к месту?
Оставаться детским писателем и не выходить за рамки биографического произведения необычайно сложно. А рассказывать события, которые происходили когда-то давно в Советском Союзе современным детям, на мой взгляд, не слишком правильно. Повесть больше подошла бы для того, чтобы пробудить ностальгию у старшего поколения. И вот еще один плюс к тому, что Борису Минаеву вполне подошла бы роль и взрослого писателя.

5

Борис Минаев.. «Детство Лёвы» Анализ, сюжетная линия